Семантическая афазия

Неврологические дефицитарные расстройства развиваются на фоне перенесенных травм, острых нарушений мозгового кровообращения (инсульт ишемический или геморрагический), инфекционных и дегенеративных заболеваний, прочих состояний. Некоторые из них сохраняются долгое время, другие краткосрочные, преходящие. Различается и возможность радикальным образом изменить ситуацию терапевтическими методами. Характер расстройства зависит от локализации поражения головного мозга.

Семантическая афазия представляет собой разновидность неврологического дефицита. При ней развивается невозможность понимать сложные логические конструкции, высказывания, структуры. Нарушается распознавание связи слов в предложении. Человек в силах осмыслить только простую речь и то не всегда. Семантическая афазия входит в синдром поражения области на стыке затылочной, теменной и височной долей. Это сравнительно небольшой участок нервных клеток. Обычно вовлекается та или иная доля в большей степени, что создает дополнительные симптомы патологического процесса, зависящие от преимущественной области поражения.

Состояние потенциально обратимое, многое зависит от фактора развития заболевания (говоря условно, потому как семантическая афазия не считается самостоятельным диагнозом или нозологической единицей в рамках классификатора МКБ-10 на который опираются врачи).

Основным механизмом семантической афазии является нарушение проводимости нервного импульса по долям головного мозга, что и приводит к дефицитарным явлениям. Профильными специалистами, которые призваны диагностировать и лечить нарушения считаются логопед и невролог. Проблема имеет междисциплинарный характер.

Причины развития семантической афазии

Причины семантической афазии всегда имеют структурное происхождение. То есть фактором в любом случае оказывается то или иное органическое нарушение работы головного мозга. Насколько тяжелое — предстоит выяснять врачам в рамках конкретного клинического случая. Согласно профильным исследованиям при опоре на эмпирические данные, можно назвать группу патологических первичных процессов, по отношению к которым семантическая афазия вторична.

  • Инсульт

Абсолютным «рекордсменом» по числу случаев развития неврологического расстройства является инсульт. В основном ишемический, но большой разницы здесь нет. Геморрагический чаще провоцирует более стойкие расстройства, что связано с действием дополнительного фактора поражения — скопления крови, компрессии мозговых структур этим сгустком, гематомой. Реабилитация при перенесенном некрозе церебральных тканей может затянуться на долгие месяцы. Наиболее эффективно проведение мероприятий в первый год. Во второй год достигается меньший результат. Адаптивные механизмы перестают работать по окончании второго года, потому нужно успеть «привести все в порядок» за 24 месяца. Чем быстрее, тем лучше.

  • Цереброваскулярная недостаточность хронического характера

Суть ее заключается в нарушении мозгового кровообращения без признаков массивного отмирания тканей мозга. Что лежит в основе семантической афазии в таком случае? Все то же нарушение проведения нервных импульсов по причине недостаточной скорости метаболизма в нервных тканях, слабой трофики, гипоксических и ишемических процессов. Восстановление представляется потенциально более простой причиной. Потому как выраженных структурных изменений пока еще нет, и это единственное исключение из приведенного выше принципа об обусловленности патологии структурными дефектами.

  • Транзиторная ишемическая атака

Преходящее острое нарушение мозгового кровообращения. Сопровождается полной клинической картиной инсульта, но не имеет стойкости. Спустя примерно сутки клиническая картина редуцируется самостоятельно, все возвращается на круги своя. Семантическая афазия в такой ситуации вполне возможна, но при поражении указанной области на стыке височной, теменной, затылочной областей. Локализация всегда типична.

  • Опухоли головного мозга

Не играет роли, какие. Доброкачественные или злокачественные. Первые встречаются чаще. Но доброкачественность таковых весьма условна. Потому как пространство в черепной коробке серьезно ограничено и не способно расширяться, любая опухоль создает дополнительное давление на мозговые ткани. Компрессия приводит к неврологическим дефицитарным явлениям. Это фактор поражения. Крупные опухоли вызывают генерализованные нарушения работы церебральных структур, а злокачественные, вроде глиобластомы уносят жизнь пациента еще до развития стойкой семантической афазии. Хирургическое удаление новообразований, в том числе и объемных, которые нельзя отнести строго к опухолям (кисты) единственный способ коррекции состояния.

  • Воспалительные и инфекционно-воспалительные процессы

Аутоиммунные поражения церебральных структур встречаются исключительно редко. А вот инфекции распространены куда шире. Среди таковых можно назвать менингит, энцефалит, абсцесс головного мозга. Поражения церебральных структур встречаются при сифилисе и прочих состояниях. Суть примерно одна всегда. Начинается воспаление, а затем постепенное отмирание нервных волокон. Но не лавинообразное, как при инсульте, а более мягкое, что делает возможным оказание медицинской помощи и повышает общие шансы на выживание и восстановление. Проблема кроется в срочной диагностике. Семантическая афазия такого происхождения лечится во вторую очередь, после устранения болезнетворного агента, восстановления нормального функционирования мозга.

  • Травмы головного мозга

Ушибы, сотрясения и более серьезные варианты нарушения. Оперативная коррекция требуется только при образовании гематом. В остальных случаях большого смысла не имеет. Терапия направлена на стабилизацию состояния, восстановление нервной деятельности. Коррекция семантической афазии — следующий этап специфического лечения и реабилитации.

  • Дегенеративные заболевания метаболического профиля

Подавляющее большинство случаев приходится на болезнь Альцгеймера. Это неизлечимое состояние, затормозить его тоже нельзя. Есть возможность только частично скорректировать семантическую афазию при деменции, и то не надолго. Развивается патологическое расстройство и при демиелинизации (рассеянном склерозе), но процесс менее агрессивный и поддается устранению лучше. В этом случае коррекция семантической афазии проводится медикаментозными средствами в системе с педагогическим влиянием на пациента, выполнением упражнений.

Косвенным образом повышают риски неврологического дефицита заболевания и состояния, которые приводят к описанным опасным процессам. Нарушения работы сердца, гормонального статуса, пиковые состояния (беременность, пубертатный период и прочие).

Выявление причин играет ключевую роль в назначении терапии и определении тактики диагностики. Не зная этиологии врач обречен бороться с симптомами. Причина остается нетронутой.

Симптомы расстройства, стадирование

Семантическая афазия возникает при поражении области на стыке затылочной, теменной и височной долей. Но значит ли это, что единственным симптомом подобного поражения окажется только расстройство восприятия речи? Нет, это далеко не так. Изолированного нарушения быть не может. В той или иной степени, страдают все три описанных структуры. Какая-то определенно в большей мере. Соответственно и симптомы почти всегда различны по интенсивности и характеру. Усредненную клиническую картину можно представить следующим образом:

  1. Типичная и основная черта патологического процесса — невозможность понимать сложную обращенную к пациенту речь. При этом разбор словосочетаний, осмысление простейших конструкций сохраняется, не считая редких и наиболее тяжелых случаев. Сложные конструкции вызывают непонимание, растерянность.
  2. Обнаруживается нарушение понимания связи между словами в предложении. Видовременного, логического, функционального соотношения, пространственного соотношения и прочие варианты. Человек не понимает метафор, фразеологизмов и воспринимает любое выражение в буквальном смысле. Утрачивается творческая составляющая речевого, вербального компонента мышления.
  3. Обнаруживается дезорганизация восприятия видовых конструкций языка. Падежей, родов, чисел, частей речи. Существительные заменяются прилагательными, глаголами.

При всем сказанном, нарушается не только восприятие, но и собственное воспроизведение речевых конструкций. Экспрессивная речь при семантической афазии почти невозможна, она становится бедной, скудной, невыразительной по смыслу и форме. При формальной сохранности интеллекта человек не способен выразить собственные мысли и понять мысли других людей.

Дополнительно возникают симптомы неврологического дефицита при поражении долей головного мозга:

  • зрительная агнозия, — больной не в силах воспринимать соотношение видимых предметов, особенно в пространственном плане;
  • утрата способности выполнять математические действия, в том числе и простые, в наиболее сложных клинических случаях (де-факто во время реабилитации таких пациентов приходится переучивать математике заново);
  • нарушение ориентации в собственном теле (в простых случаях это смутное неприятное ощущение, в наиболее сложных — полная невозможность воспринимать собственное тело единым целым, ориентироваться в его сегментах, человек может заявлять, что у него нет руки или рука принадлежит не ему);
  • невозможность распознать предметы на ощупь с закрытыми глазами.

В некоторых случаях присутствует амнестический компонент. Пациент не только не понимает обращенную сложную речь, не понимает логических и причинно-следственных связей, но и не способен вспомнить названия предметов, описывает их обобщенно (тарелка — такая посуда и пр.), в функциональном разрезе (ложка — то, чем едят, автобус — то на чем ездят и т. д.).

Ввиду невозможности понимать сложную речь, с пациентом приходится работать крайне осторожно, тщательно выверяя слова. Это требует недюжинного профессионализма от практикующего логопеда и невролога, терпения и системного, комплексного подхода. Потому ключевая рекомендация родственникам больного — тщательно выбирать докторов, справиться с такой проблемой качественно — под силу далеко не каждому. Нужны навыки и квалификация.

Признаки также существенно зависят от тяжести патологического процесса. Семантическая афазия стадируется по выраженности клиники на три этапа:

  1. Первая степень сопровождается минимальными изменениями. Речевой дефект и нарушение восприятия слабые, практически не мешают общению.
  2. Умеренная степень. Клиника выраженная. Наблюдаются массивные нарушения нормального говорения и восприятия речи. Прочих проявлений нет или они слабые.
  3. Выраженная или тяжелая степень семантической афазии. Тотальное нарушение восприятия, воспроизведения речи дополняется прочими неврологическими дефицитарными явлениями. Считается наиболее неблагоприятной в плане восстановления.

Диагностика семантической афазии

Диагностика собственно самой семантической афазии проблем не представляет. Достаточно побеседовать с пациентом. Проблемы возникают при выявлении глубины дефекта и его причин. На начальном этапе рекомендуются консультации невролога и логопеда.

Невролог оценивает общее состояния центральной нервной системы, проверяет базовые рефлексы. Проводится инструментальная диагностика:

  1. МРТ головного мозга. С начала обзорная томография, направленная на оценку общего состояния церебральных структур. При обнаружении предполагаемых аномальных очагов проводится прицельное исследование отдельных структур мозга в нескольких проекциях. Часто требуется применение контрастирующего препарата для лучшей визуализации тканей, обнаружения опухолей.
  2. УЗДГ сосудов шей, дуплексное сканирование головного мозга для оценки качества трофики, кровотока в церебральных структурах.
  3. Также при необходимости проводится люмбальная пункция. Она назначается в рамках исследования инфекционных процессов в церебральных структурах. Сама по себе процедура достаточно опасная, потому прибегают к ней только в случаях крайней необходимости.
  4. Дополнительно назначают ЭКГ, ЭХО для выявлений расстройств со стороны сердца.

Основная роль в функциональном аспекте ложится на логопеда. Оценка состояния проводится посредством серии тестов. Врач задает несложные вопросы, дает команды для оценки глубины поражения. Начинает с простых предложений все усложняя конструкции. В наиболее сложных случаях пациент путается в элементарных вещах. Признаки семантической афазии оцениваются в системе с прочими симптомами патологического процесса, неврологическими расстройствами.

Лечение патологии

Терапия семантической афазии заключается в устранении собственно первопричины нарушения. Это основа лечения. При опухолях требуется операция по иссечению, тотальному или субтотальному удалению аномальных тканей. Затем по мере надобности проводится химиотерапия, лучевая терапия. Прочие варианты требуют применения медикаментозных средств.

Каких именно — зависит от состояния. Цереброваскулярных (Пирацетам, Актовегин), ноотропов (Глицин), противогипертонических (бета-блокаторы, антагонисты кальция, ингибиторы АПФ) и других.

Лечение семантической афазии как таковой требует работы с логопедом. Проводится коррекционно-педагогическая работа, основу которой составляют упражнения. Терапия проходит в несколько этапов:

  1. Пациенту предлагается дорисовывать картинки, дополнить логические словосочетания в контексте изобразительных материалов (например, изображение капусты и грядки в огороде, пациент должен соотнести термины в логической связи).
  2. Заключается в работе с семантикой. Определение отдельных терминов, составление фраз, предложение и далее по мере восстановления нормальных функций головного мозга. Восстановление речи проводится тем же образом. При необходимости начинают с самых азов, произносят буквы, учат артикуляции.
  3. В самых сложных ситуациях, если поражена теменная доля, требуется восстановить ориентацию в собственном теле. Нет смысла проводить восстановительные мероприятия изолированно. Мультизадачность позволяет активизировать адаптивные механизмы головного мозга быстрее.

Восстановительное обучение больных с семантической афазией проходит под постоянным контролем логопеда, дома с больным должны заниматься родственники. Возможно направление в реабилитационный центр.

Прогнозы и профилактика

В основном прогнозы положительные. Если имеет место опухоль — несколько менее благоприятный. Неблагоприятный на фоне обширного перенесенного инсульта или болезни Альцгеймера.

Специфических профилактических мероприятий не существует. Рекомендуется придерживаться оптимального уровня физической и умственной активности, своевременно лечит заболевания сердечно-сосудистой системы, нервной системы. Регулярно проходить профилактические осмотры.

О других видах афазий читайте в наших статьях:

  • Моторная афазия
  • Сенсорная афазия

Сказанное не означает, конечно, что осмысленность высказывания — чисто синтаксическая характеристика, связанная с построением сложных выражений из простых.

Понятие «осмысленность», подобно понятию «смысл», относится к семантике языка, описывающей отношение сказанного к действительности. Бессмысленное как не являющееся осмысленным также представляет собой семантическую характеристику.

Осмысленная последовательность слов всегда означает что-то, описывает или оценивает некоторую ситуацию. Бессмысленные последовательности ничего не означают, они ничего не описывают и не оценивают.

Этот критерий различения осмысленного и бессмысленного успешно применим в большинстве ситуаций. Предложение «Идет дождь» описывает определенное событие, но высказывание «Если идет дождь, то голова» ни к чему в мире не приложимо и является бессмысленным.

Выражение «Хлестаков — человек» указывает на определенный факт, но «Хлестаков — человек является человеком» ни с чем не может быть связано.

Высказывание «Законы логики голубые» также бессмысленно, поскольку претендует на описание, но не является им. Отрицание бессмысленного — «Законы логики не голубые» тоже бессмысленно, так как утверждение и отрицание вместе либо что-то означают, либо ничего не означают.

Осмысленное и бессмысленное могут различаться также по их влиянию на поведение человека.

Осмысленное предложение вызывает определенную реакцию слушателя на объекты, упоминаемые в нем. Скажем, предложение «Наполеон умер» не очень волнует сейчас и вряд ли способно вызвать какие-то действия. Нетрудно, однако, представить, как активно откликнулись на него современники Наполеона. Бессмысленные предложения ни в один момент времени не влекут никакой ответной реакции.

Но этот критерий, будучи иногда небесполезным, далек, конечно, от совершенства. Если бы, допустим, Иван Грозный, человек вспыльчивый и невоздержанный в гневе, спросил о чем-то своего дьяка, а тот ответил бы: «Я — нечетное число», легко вообразить, какой была бы реакция царя, если не на числа, то на это «я».

Ни в одной из существующих грамматик естественных языков — а их столько, сколько самих языков — нет ясного и универсального определения того, какие предложения следует считать осмысленными, а какие нет. Есть разрозненные правила осмысленности, касающиеся предложений отдельных видов. Эти правила не охватывают — да и не пытаются это сделать — всех возможных предложений, всех мыслимых комбинаций слов. Каждое из частных правил сопровождается многочисленными исключениями и предостережениями относительно гибкого, сообразующегося с ситуацией его применения.

Отсутствие определения или серии определений, четко разграничивающих осмысленное и бессмысленное, не результат недобросовестности составителей грамматик. Это объективное отражение в науке фундаментальной особенности естественного языка. В нем самом нет определенности и однозначности в отношении осмысленного и бессмысленного. И если грамматика правильно описывает такой язык, а не какую-то идеальную конструкцию, эта определенность и однозначность не может появиться и в ней.

В логически совершенных языках осмысленные высказывания четко отделяются от бессмысленных. В возможности такого разделения один из важных источников интереса к данным языкам.

С точки зрения обычных представлений о бессмысленности — как, впрочем, и с точки зрения обычной грамматики — в высказывании «Я лгу» не нарушены никакие принципы соединения слов в предложения, и оно должно быть отнесено к осмысленным. Однако оно парадоксально и, по всей вероятности, должно быть исключено из числа осмысленных. Вопреки здравому смыслу и грамматике не являются осмысленными и такие высказывания, как «Законы логики желтые», «Дух зеленый или дух не зеленый», «Клеопатра — человек является человеком» и т.д.

Естественные языки несовершенны в этом отношении, что традиционно считается важным их недостатком. Это действительно недостаток. Бессмысленные высказывания, т.е. высказывания, якобы обозначающие что-то, но на само деле ничего не обозначающие, ведут к парадоксам и в конечном счете к смешению истины и лжи. Теории, содержащие такие высказывания, ущербны и ненадежны.

Однако критика естественного языка за отсутствие синтаксической и семантической жесткости должна учитывать многие обстоятельства и быть в должной мере дифференцированной. Туманная область между осмысленным и бессмысленным многообразно и интересно используется в языковом общении. Социальная жизнь, в которую всегда погружен обычный язык, является во многом текучей, многозначной и неопределенной. Неопределенный, как и сама жизнь, естественный язык нередко оказывается поэтому способным выразить и передать то, что не выразимо и не передаваемо никаким совершенным в своем синтаксисе и в своей семантике искусственным языком. Как это нередко бывает, особенность, представляющаяся слабостью и недостатком в одном отношении, оборачивается несомненным преимуществом в другом.

Хорошей иллюстрацией этого может служить использование синтаксической и семантической неоднозначности естественного языка в художественной литературе.

В «Бесах» Ф. Достоевского об одном из главных героев, Степане Трофимовиче Верховенском. говорится: «Впоследствии, кроме гражданской скорби, он стал впадать и в шампанское», о Юлии Михайловне: «Она принуждена была встать со своего ложа, в негодовании и папильотках».

Предложения, подобные «Мы шли вдвоем: он в пальто, а я в университет», нарушают какие-то правила языка или стоят на грани такого нарушения и вызывают обычно улыбку. Эту особенность отступления от правил как раз и использует Ф. Достоевский, подчеркивая несерьезность «ненастоящность», поверхностность поступков своих героев.

В тех же «Бесах» о Липутине сказано, что он «всю семью держал в страхе божием и взаперти», о Лебядкине рассказывается, что он явился «к своей сестре и с новыми целями». В «Братьях Карамазовых» о покойной жене Федора Павловича Карамазова Аделаиде Ивановне говорится, что она была «дама горячая, смелая, смуглая».

Такие, звучащие довольно странно, характеристики, конечно, не случайны. Использование нарушений норм употребления языка для художественной выразительности — характерный прием Достоевского. С помощью такого приема передаются и особенности поведения, и речи героев, и своеобразие обстановки, и отношение рассказчика к происходящим событиям, и многое другое, что могло бы, пожалуй, ускользнуть при безупречно правильном языке.

В «Подростке» о Марье Ивановне сказано, что она «была и сама нашпигована романами с детства и читала их день и ночь, несмотря на прекрасный характер». Почему, собственно, прекрасный характер мог бы помешать ей читать романы день и ночь? «Возможно, — высказывает предположение Д. Лихачев, — что азартное чтение романов — признак душевной неуравновешенности».

Еще примеры из «Подростка»: «старый князь был конфискован в Царское Село», «побывать к нему», «побывать к ней». «Бесы»: «она у графа К. через Nicolas заискивала». «Братья Карамазовы»: «обаяние его на нее», «себя подозревал… перед нею».

Часто глаголы «слушать», «подслушивать», «прислушиваться» употребляются в сочетаниях, необычных для русского языка: «слушать на лестницу», «прислушиваться на лестницу» в «Бесах»; «подслушивал к нему» в «Братьях Карамазовых»; «ужасно умела слушать» в «Подростке»; «сильно слушал» в «Вечном муже».

Нарушения норм языка из «Подростка»: «мне было как-то удивительно на него», «я видел и сильно думал», «я слишком сумел бы спрятать мои деньги», «а все-таки меньше любил Васина, даже очень меньше любил».

Эти отступления от норм идеоматики русского языка стоят на грани неправильности речи, а иногда и переступают эту грань, как «двое единственных свидетелей брака» в «Бесах».

Д. Лихачев, которому принадлежат эти наблюдения над языком Достоевского, замечает, что все это вполне вписывается в общую систему его экспрессивного языка, стремящегося к связности, цельности речевого потока, к неопределенности, размытости характеристик ситуаций и действующих лиц.

Язык на грани правил является хорошим средством придания комического оттенка описываемым событиям.

«В парках показались молодые листочки и закупщики из западных и южных штатов… Воздух и судебные приговоры становились мягче; везде играли шарманки. фонтаны и картежники» — это из О. Генри.

А вот этот же прием, но уже на современном материале: «Приметы времени неотвратимы. Увяли газоны в парках и помидоры в торговой сети. Зачастили. дожди и жалобы на дырявые крыши. Реже появляются погожие дни и поезда электрички»; «После первого же удара он утратил два зуба и последние иллюзии».

Здесь вместе связываются («нанизываются на один глагол») понятия, взятые из далеких друг от друга областей. Необычность соединения создает обязательный для юмора элемент внезапности и подчеркивает несерьезность описываемой ситуации.

«Остраннение» языка путем «сведения» далеких элементов, стоящих на границе разных семантических категорий, — обычное явление в поэзии. Умение сводить в стихах «несовместимое» нередко считается одной из важных особенностей взгляда на мир, свойственного хорошему поэту.

Е. Евтушенко однажды естественно соединил в одной фразе вращение Земли и семейное положение своего героя:

…Ученый, сверстник Галилея, Был Галилея не глупее. Он знал, что вертится Земля, Но у него была семья…

Вспоминая свою молодость и предостерегая против самоцельного остраннения языка, Б. Пастернак писал: «Слух у меня тогда был испорчен выкрутасами и ломкой всего привычного, царившего кругом… Все нормально сказанное отскакивало от меня».

Достаточно, однако, примеров того, как «несовершенства» естественного языка служат литературе. Говоря о них, следует помнить, что в мире безупречных искусственных языков нет ни экспрессии, ни связности и цельности речевого потока, ни определенности и размытости описаний ситуаций и лиц. В этом мире нет также ни юмора, ни поэзии.

ВИДЫ РЕЧЕВЫХ НАРУШЕНИЙ, ВЫДЕЛЯЕМЫХ В КЛИНИКО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ КЛАССИФИКАЦИИ

Все виды нарушений, рассматриваемые в данной классификации, на основе психолого-лингвистических критериев можно подразделить на две большие группы в зависимости от того, какой вид речи нарушен: устная или письменная.

Нарушения устной речи, в свою очередь, могут быть разделены на два типа: 1) фонационного (внешнего) оформления высказывания, которые называют нарушениями произносительной стороны речи, и 2) структурно-семантического (внутреннего) оформления высказывания, которые в логопедии называют системными или полиморфными нарушениями речи.

I. Расстройства фонационного оформления высказывания могут быть дифференцированы в зависимости от нарушенного звена: а) голосообразования, б) темпоритмической организации высказывания, в) интонационно-мелодической, г) звукопроизносительной организации. Эти расстройства могут наблюдаться изолированно и в различных комбинациях, в зависимости от чего в логопедии выделяются следующие виды нарушений, для обозначения которых существуют традиционно закрепившиеся термины:

1. Дисфония (афония) — отсутствие или расстройство фонации вследствие патологических изменений голосового аппарата. Синонимы: нарушение голоса, нарушение фонации, фоноторные нарушения, вокальные нарушения.

Проявляется либо в отсутствии фонации (афония), либо в нарушении силы, высоты и тембра голоса (дисфония), может быть обусловлена органическими или функциональными расстройствами голосообразующего механизма центральной или периферической локализации и возникать на любом этапе развития ребенка. Бывает изолированной или входит в состав ряда других нарушений речи.

2. Брадилалия — патологически замедленный темп речи. Синоним: брадифразия.

Проявляется в замедленной реализации артикуляторной речевой программы, является центрально обусловленной, может быть органической или функциональной.

3. Тахилалия — патологически ускоренный темп речи. Синоним: тахифразия.

Проявляется в ускоренной реализации артикуляторной речевой программы, является центрально обусловленной, органической или функциональной.

При замедленном темпе речь оказывается тягуче растянутой, вялой, монотонной. При ускоренном темпе — торопливой, стремительной, напористой. Ускорение речи может сопровождаться аграмматизмами. Эти явления иногда выделяют как самостоятельные нарушения, выраженные в терминах баттаризм, парафразия. В случаях, когда патологически ускоренная речь сопровождается необоснованными паузами, запинками, спотыканием, она обозначается термином полтерн. Брадилалия и тахилалия объединяются под общим названием — нарушение темпа речи. Следствием нарушенного темпа речи является нарушение плавности речевого процесса, ритма и мелодико-интонациональной выразительности.

4. Заикание — нарушение темно-ритмической организации речи, обусловленное судорожным состоянием мышц речевого аппарата. Синонимы: логоневроз, lalonevros, balbuties.

Является центрально обусловленным, имеет органическую или функциональную природу, возникает чаще всего в ходе речевого развитие ребенка.

5. Дислалия — нарушение звукопроизношения при нормальном слухе и сохранной иннервации речевого аппарата. Синонимы: косноязычие (устаревшее), дефекты звукопроизношения, фонетические дефекты, недостатки произношения фонем.

Проявляется в неправильном звуковом (фонемном) оформлении речи: в искаженном (ненормированном) произнесении звуков, в заменах (субституциях) звуков или в их смешении. Дефект может быть обусловлен тем, что у ребенка не полностью сформировалась артикуляторная база (не усвоен весь набор артикуляционных позиций, необходимых для произнесения звуков) или неправильно сформировались артикуляторные позиции, вследствие чего продуцируются ненормированные звуки. Особую группу составляют нарушения, обусловленные анатомическими дефектами артикуляционного аппарата. В психолингвистическом аспекте нарушения произношения рассматриваются либо как следствие несформированности операций различения и узнавания фонем (дефекты восприятия), либо как несформированность операций отбора и реализации (дефекты продуцирования), либо как нарушение условий реализации звуков.

При анатомических дефектах нарушения носят органический характер, а при их отсутствии —функциональный.

Нарушение возникает обычно в процессе развития речи ребенка; в случаях травматического повреждения периферического аппарата — в любом возрасте.

Описанные дефекты являются избирательными, и каждый из них имеет статус самостоятельного нарушения. Однако наблюдаются и такие, в которых оказываются вовлеченными одновременно несколько звеньев сложного механизма фонационного оформления высказывания. К таким относятся ринолалия и дизартрия.

6. Ринолалия — нарушения тембра голоса и звукопроизношения, обусловленные анатомо-физиологическими дефектами речевого аппарата. Синонимы: гнусавость (устаревшее), палатолалия.

Проявляется в патологическом изменении тембра голоса, который оказывается избыточно назализованным вследствие того, что голосовыдыхательная струя проходит при произнесении всех звуков речи в полость носа и в ней получает резонанс. При ринолалии наблюдается искаженное произнесении всех звуков речи (а не отдельных, как при дислалии). При этом дефекте часто встречаются и просодические нарушения, речь при ринолалии мало разборчива (невнятная), монотонная. В отечественной логопедии к ринолалии принято относить дефекты, обусловленные врожденными расщелинами нёба, т. е. грубыми анатомическими нарушениями артикуляторного аппарата. В ряде зарубежных работ такие нарушения обозначаются термином «палатолалия» (от лат. palatum— нёбо). Все остальные случаи назализованного произношения звуков, обусловленные функциональными или органическими нарушениями различной локализации, в этих работах называют ринолалией. В отечественных работах явления назализованного произношения без грубых артикуляционных нарушений относят к ринофонии. До недавнего времени ринолалию определяли как одну из форм механической дислалии. Учитывая специфику нарушения, необходимо ринолалию выделить в самостоятельное речевое нарушение.

7. Дизартрия — нарушение произносительной стороны речи, обусловленное недостаточностью иннервации речевого аппарата.

Наблюдаются несформированность всех звеньев сложного механизма фонационного оформления высказывания, следствием чего являются голосовые, просодические и артикуляционно-фонетические дефекты. Тяжелой степенью дизартрии является анартрия, проявляющаяся в невозможности осуществить звуковую реализацию речи. В легких случаях дизартрии, когда дефект проявляется преимущественно в артикуляторно-фонетических нарушениях, говорят о ее стертой форме. Эти случаи необходимо отличать от дислалии.

Дизартрия является следствием органического нарушения центрального характера, приводящего к двигательным расстройствам. По локализации поражения ЦНС выделяют различные формы дизартрии. По тяжести нарушения различают степень проявления дизартрии.

Чаще всего дизартрия возникает вследствие рано приобретенного церебрального паралича, но может возникнуть на любом этапе развития ребенка вследствие нейроинфекции и других мозговых заболеваний.

II. Нарушения структурно — семантического (внутреннего) оформления высказывания представлены двумя видами: алалией и афазией.

1. Алалия — отсутствие или недоразвитие речи вследствие органического поражения речевых зон коры головного мозга во внутриутробном или раннем периоде развития ребенка. Синонимы: дисфазия, ранняя детская афазия, афазия развития, слухонемота (устаревшее).

Один из наиболее сложных дефектов речи, при котором нарушены операции отбора и программирования на всех этапах порождения и приема речевого высказывания, вследствие чего оказывается не сформированной речевая деятельность ребенка. Система языковых средств (фонематических, грамматических, лексических) не формируется, страдает мотивационно-побудительный уровень речепорождения. Наблюдаются грубые семантические дефекты. Нарушено управление речевыми движениями, что отражается на воспроизведении звукового и слогового состава слов. Встречается несколько вариантов алалии в зависимости от того, какие речевые механизмы не сформированы и какой из их этапов (уровней) преимущественно страдает.

2. Афазия — полная или частная утрата речи, обусловленная локальными поражениями головного мозга. Синонимы: распад, утрата речи.

У ребенка теряется речь в результате черепно-мозговых травм, нейроинфекции или опухолей мозга после того, как речь уже была сформирована. Если такое нарушение произошло в возрасте до трех лет, то исследователи воздерживаются от диагноза афазия. Если же нарушение произошло в более старшем возрасте, то говорят об афазии. В отличие от афазии взрослых есть детская, или ранняя афазия.

Нарушения письменной речи. Подразделяются на две группы в зависимости от того, какой вид ее нарушен. При нарушении продуктивного вида отмечаются расстройства письма, при нарушении рецептивной письменной деятельности — расстройства чтения.

1. Дислексия — частичное специфическое нарушение процесса чтения.

Проявляется в затруднениях опознания и узнавания букв; в затруднениях слияния букв в слоги и слогов в слова, что приводит к неправильному воспроизведению звуковой формы слова; в аграмматизме и искажении понимания прочитанного.

2. Дисграфия — частичное специфическое нарушение процесса письма.

Проявляется в нестойкости оптико-пространственного образа буквы, в смешениях или пропусках букв, в искажениях звукослогового состава слова и структуры предложений. В случае несформированности процессов чтения и письма (в ходе обучения) говорят об алексии и аграфии.

Нарушения письма и чтения у детей вызываются затруднениями в овладении умениями и навыками, необходимыми для полноценного осуществления этих процессов. По данным исследователей, эти затруднения обусловливаются дефектами устной речи (за исключением оптических форм), несформированностью операций звукового анализа, нестойкостью произвольного внимания.

Нарушения письма и чтения у детей необходимо отличать от утраты умений и навыков письма и чтения, т. е. дислексии (алексии) и дисграфий (аграфий), возникающих при афазиях.

Таким образом, в логопедии выделяются 11 форм речевых нарушений, 9 из них составляют нарушения устной речи на разных этапах ее порождения и реализации и 2 формы составляют нарушения письменной речи, выделяемые в зависимости от нарушенного процесса. Нарушения устной речи: дисфония (афония), тахилалия, брадилалия, заикание, дислалия, ринолалия, дизартрия (анартрия), алалия, афазия. Нарушения письменной речи: дислексия (алексия) и дисграфия (аграфия).

В приведенную классификацию включены лишь те формы речевых нарушений, которые выделены в логопедической литературе и применительно к которым разработаны методики. Внутри каждой из форм речевых нарушений существуют виды и подвиды, которые отражены в последующих главах. В этой связи следует указать, что в ряде случаев виды нарушений, относящиеся к одной форме, представляют собой не вариант, а отдельное нарушение. Например, в дислексию включены, с одной стороны, артикуляторно-фонетические нарушения, т. е. дефекты собственно звуковой реализации речи, относящиеся к уровню речевой нормы, а с другой — фонематические нарушения, обусловленные несформированностью операций, осуществляющих отбор звуков, и относящиеся к уровню структурного (языкового) оформления высказывания.

Отмеченная непоследовательность классификации стала особенно заметной в современный период развития науки в связи с возросшими знаниями о речевых (психологических и физиологических) механизмах и новыми исследованиями в логопедии. Каждый новый этап в развитии науки и новые знания требуют внесения коррективное в прежние представления, поэтому дальнейшая разработка вопросов классификации речевых нарушений остается актуальной задачей логопедии.

Психолого-педагогическая классификация возникла в результате критического анализа клинической классификации с точки зрения применимости ее в педагогическом процессе, каким является логопедическое воздействие. Такой анализ оказался необходимым в связи с ориентацией логопедии на обучение и воспитание детей с нарушениями развития речи.

Внимание исследователей было направлено на разработку методов логопедического воздействия для работы с коллективом детей (учебной группой, классом). Для этого необходимо было найти общие проявления дефекта при разных формах аномального развития речи у детей, особенно те, которые актуальны для коррекционного обучения. Такой подход потребовал другого принципа группировки нарушений: не от общего к частному, а от частного к общему. Это позволило строить ее на основе лингвистических и психологических критериев, среди которых учитываются структурные компоненты речевой системы (звуковая сторона, грамматический строй, словарный запас), функциональные аспекты речи, соотношение видов речевой деятельности (устной и письменной).

Нарушения речи в данной классификации подразделяются на две группы.

Первая группа — нарушение средств общения (фонетико-фонематическое недоразвитие и общее недоразвитие речи).

1. Фонетико-фонематическое недоразвитие речи — нарушение процессов формирования произносительной системы родного языка у детей с различными речевыми расстройствами вследствие дефектов восприятия и произношения фонем.

2. Общее недоразвитие речи — различные сложные речевые расстройства, при которых нарушено формирование всех компонентов речевой системы, относящихся к звуковой и смысловой стороне.

В качестве общих признаков отмечаются: позднее начало развития речи, скудный словарный запас, аграмматизм, дефекты произношения, дефекты фонемообразования.

Недоразвитие может быть выражено в разной степени: от отсутствия речи или лепетного ее состояния до развернутой, но с элементами фонетического и лексико-грамматического недоразвития. В зависимости от степени сформированности речевых средств у ребенка общее недоразвитие подразделяется на три уровня.

Вторая группа — нарушения в применении средств общения, куда относится заикание, которое рассматривается как нарушение коммуникативной функции речи при правильно сформировавшихся средствах общения. Возможен и комбинированный дефект, при котором заикание сочетается с общим недоразвитием речи.
В данной классификации не выделяются в качестве самостоятельных нарушений речи нарушения письма и чтения. Они рассматриваются в составе фонетико-фонематического и общего недоразвития речи как их системные, отсроченные последствия, обусловленные несформированностью фонематических и морфологических обобщений, составляющих один из ведущих признаков.

Нейропсихологический синдромы поражения теменно-височно-затылочной (зоны ТРО) левого и правого полушарий мозга.

ТПО – зона перекрытия, ассоциативная зона, объединяющая три модальности – тактильную, зрительную и слуховую. Лурия называл её «зоной синтеза синтезов». Обеспечивает нейропсихологический фактор пространственного и квази-пространственного анализа и синтеза. Основные симптомы:

  • Нарушение ориентировки в пространстве (старые люди в состоянии нарастающего слабоумия не могут нормально ориентироваться в городе даже по схемам и на знакомых маршрутах).
  • Произвольные движения. Невозможность перерисовать составной рисунок кверху ногами.
  • Речь. Пространственные отношения (верх, низ и т.п.). Квази-пространственные речевые обороты («чернильница» – суффикс «ница» означает вместилище). Сложные обороты, требующие пространственной перевёртки («Кто такой отец брата?», «Кто такой брат отца?»).
  • Чтение. Например, различение букв П и Н – смысл в том, где находится перекладина. Р и Ь. У здоровых детей при обучении письму часто возникает феномен зеркального письма. То есть буквы и их пространственная организация. Умение структурировать текст и разбивать его на части при чтении (здоровый дошкольник может читать вывески, но не может читать газеты; у старых людей могут возникать схожие проблемы при поражении правой зоны ТПО).
  • Письмо.
  • Восприятие зрительно-пространственных деталей объектов. Память.
  • Мышление.
  • Счётные операции. Нарушение разрядного строение числа. Акалькулия – нарушение счётных операций.

Нейропсихологические синдромы поражения теменно-височно-затылочной (зоны ТРО) левого и правого полушарий мозга:

Зона ТПО в левом полушарии:

  • Семантическая слухоречевая агнозия (афазия)
  • Пространственная апраксия (апрактогнозия)
  • Оптико-мнестическая афазия (номинативная амнестическая, оптическая амнезия)
  • Семантическая афазия («так называемая семантическая афазия» по Лурия)

Зона ТПО в правом полушарии

  • Оптико-пространственная агнозия (+ односторонняя ОПА)
  • Аутотопагнозия

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *