Отторжение, что это?

Отторжение трансплантанта

  • Факторы, ограничивающие трансплантацию тканей
  • Трансплантационные антигены Механизмы отторжения
  • Клинические типы отторжения

Факторами, ограничивающими трансплантацию тканей, явля­ются иммунологические реакции против пересаженных клеток и наличие соответствующих донорских органов. При пересадке бессосудистых трансплантантов реакция иммунологического от­торжения не появляется, так как отсутствие кровообращения в трансплантанте предотвращает контакт иммунных клеток с антигенами, а для развития иммунного ответа необходимо соприкосновение антигена с клетками иммунной системы

Трансплантационные антигены (антигены гистосовместимости). Иммунологическая реактивность против пересаженных клеток может быть направлена против большого количества антигенов на поверхностной мембране клеток.

Антигены на эритроцитах: хотя антигены ABO, Rh, MNS и других систем групп крови не являются собственно антигенами гистосовместимости, совместимость между эритроцитами доно­ра и сывороткой реципиента очень важна и при переливаниях крови, и при трансплантации тканей.

Антигены на поверхности клеток тканей:

  • HLA-комплекс;
  • антигены HLA-комплекса (HLA — человеческий антиген лейкоцитов);
  • антигены гистосовместимости.

У человека главный комплекс гистосовместимости (МНС) — это участок хромосомы, содержащий гены, которые определяют синтез антигенов гистосовместимости — находится на коротком плече 6 хромосомы.

Молекулярные классы МНС-региона — молекулы, кодируе­мые МНС-областью, разделены натри класса: I, II и III.

Генетика.— в клетках человека для каждого HLA-локуса име­ются два аллеля (альтернативных формы гена), которые кодируют, соответственно, два HLA-антигена в клетке. Человек наследует одну аллель в каждом локусе от каждого родителя. Сложность системы HLA-антигенов объясняется существованием большого количества различных возможных аллелей для каждого локуса. Огромное число возможных комбинаций HLA-антигенов приво­дит к низкой вероятности того, что два индивидуума будут иметь идентичный тип HLA. Высокая степень совместимости редко наблюдается у двух неродственных людей, поэтому транспланта­ция органов родственников чаще имеет положительные резуль­тат, чем при трансплантации генетически не связанных органов. Другие антигены гистосовместимости — факт наличия иммуно­логических реакций при пересаживании полностью HLA-совместимых тканей позволяет сделать вывод, что присутствуют другие активные антигены гистосовместимости в клетках, но они еще недостаточно изучены.

Механизмы отторжения трансплантанта.

При отторжении трансплантанта играют роль и гуморальные, и клеточные механизмы.

Гуморальные механизмы. Гуморальные механизмы опосредова­ны антителами, которые могут присутствовать в сыворотке реци­пиента перед трансплантацией или развиваться после пересадки чужеродной ткани. Гуморальные факторы повреждают переса­женную ткань путем реакций, которые эквивалентны реакциям гиперчувствительности II и III типов. Взаимодействие антител с антигеном на поверхности пересаженных клеток приводит к некрозу клеток, а накопление иммунных комплексов в крове­носных сосудах активирует комплемент, что приводит к развитию острого некротизирующего васкулита или хронического фиброза интимы с сужением сосудов. Иммуноглобулины и комплемент в таких препаратах можно обнаружить иммунологическими ме­тодами.

Клеточные механизмы. Клеточные механизмы отторжения вызы­вают Т-лимфоциты, которые становятся сенсибилизированными

к пересаженным антигенам. Эти лимфоциты вызывают повреж­дение клеток путем прямой цитотоксичности и путем секреции лимфокинов. Повреждение Т-клетками характеризуется некро­зом паренхиматозных клеток, лимфоцитарной инфильтацией и фиброзом. Клеточные механизмы в процессе отторжения более важны, чем гуморальные.

Клинические типы отторжения трансплантанта.

Острейшее отторжение. Молниеносная реакция, протекаю­щая в пределах нескольких минут после трансплантации и ха­рактеризующаяся тяжелым некротическим васкулитом с ишемическим повреждением пересаженного органа. Накопление иммунных комплексов и активация комплемента в стенке во­влеченных сосудов могут определяться иммунологическими методами.

Острое отторжение наблюдается довольно часто и может про­текать от нескольких дней до месяцев после трансплантации. Острое отторжение характеризуется некрозом клеток и наруше­нием функций органа. При остром отторжении участвуют и гуморальные, и клеточные механизмы. Иммунные комплексы депонируются в мелких сосудах трансплантанта и вызывают ост­рый васкулит, ведущий к ишемическим изменениям.

Хроническое отторжение наблюдается в наибольшем количес­тве пересаженных тканей и вызывает прогрессирующее ухудше­ние функции органа в течение месяцев или лет. При хроническом отторжении активируется клеточный иммунитет (IVтип гиперчув­ствительности), что приводит к прогрессивному уничтожению паренхиматозных клеток. В пораженной ткани развивается фиброз с лимфоцитарной инфильтрацией. В некоторых случаях присут­ствие хронического васкулита указывает на параллельное воздей­ствие антител.

Реакция отторжения роговичного трансплантата после пересадки роговицы глаза

Отторжение донорской роговицы – довольно частое осложнение кератопластики, что является следствием иммунного ответа организма на чужеродную ткань.

Данное осложнение проявляется интенсивным и стойким покраснением глаза, с помутнением пересаженной роговицы. Частота отторжения роговичного трансплантата не превышает 20% всех случаев. Как правило, реакция отторжения купируется с помощью медикаментозных средств.

Симптоматика

Отторжение роговичного трансплантата проявляется новыми преципитатами на задней роговичной поверхности, линией преципитатов на эндотелии (линия Ходадоуст или эндотелиальная линия отторжения линия Ходадоуст), отеком стромы, субэпителиальными инфильтратами, неравномерно приподнятой эпителиальной линией (эпителиальная линия отторжения) и локальной неоваскуляризацией или инфильтратом в строме.

Кроме того, могут наблюдаться: конъюнктивальная инъекция (перикорнеальная), признаки процесса воспаления передней камеры, неоваскуляризация, которая распространяется в сторону трансплантата и врастающая в него, разрывы шва трансплантата. Возможно слезотечение, отделяемого нет.

Диагностика

Диагностика отторжения начинается со сбора анамнез и выяснения следующих моментов: сколько времени прошло с момента пересадки роговицы, какие местные препараты применяются в текущий момент, изменения в режиме применения местных стероидов, что послужило поводом для пересадки роговицы.

Затем проводят осмотр со щелевой лампой, который должен выявить характерные признаки: эндотелиальную линию отторжения, субэпителиальные инфильтраты, преципитаты на эндотелии и пр.

Для подтверждения наступления отторжения трансплантата, проводят дифференциальную диагностику с абсцессом шва и инфекционным процессом в роговице. В этом случае, должен быть роговичный инфильтрат, гнойное отделяемое или гипопион. Выяснить это можно удалив шов и выполнив мазки и посевы, в том числе и посев со шва.

Также необходимо дифференцировать отторжение трансплантата от увеита. Он проявляется клетками в жидкости передней камеры, ее помутнением, преципитатами на эндотелии. Нередко в анамнезе отмечен ранее перенесенный увеит. Это состояние лечится как отторжение трансплантата.

Заметно повышенное ВГД тоже может вызывать отек эпителия роговицы, правда без остальных признаков отторжения. После снижения ВГД, отек исчезает.
Среди других причин неудач при кератопластике, нужно выделить: декомпенсацию эндотелия в трансплантате, рецидивы заболевания в трансплантате (герпетический кератит, дистрофия роговицы).

Лечение

При эндотелиальном отторжении, с выявленной эндотелиальной линией, отеком роговицы и/или преципитатами на эндотелии роговицы, назначаются местные стероиды (раствор преднизолона 1%, каждый час в процессе бодрствования и мазь дексаметазон 0,1% ежедневно на ночь).

Если процесс отторжения рецидивирующий, тяжелый, упорно не поддающийся предпринимаемому лечению, возможно системное применение стероидов (40-80 мг преднизолона ежедневно) или субконъюнктивальное введение стероидов (3мг бетаметазона в 0,5мл).

При высоком риске отторжения или его тяжелом течении, может возникнуть необходимость в госпитализации пациента и однократной пульстерапии или нескольких сеансах пульстерапии с метилпреднизолоном 500мг в/в.

В отдельных случаях ставится вопрос о применении других системных иммуносупрессантов (циклоспорина, реже такролима). Назначаются циклоплегические препараты (к примеру, раствор скополамина 0,25% до 3-х раз в день).

Контроль ВВД, при его повышенном уровне.

Для лечения эпителиального и стромального отторжения с субэпителиальными инфильтратами и эпителиальной линией отторжения, необходимо удвоить назначенную дозу местных стероидов или использовать раствор преднизолона 1% до 4-х раз в день. Кроме того, необходимо назначение циклоплегических препаратов и контроль ВГД.

Лечение необходимо начинать немедленно, чтобы максимально повысить шансы приживления трансплантата. Каждые 3-7 дней обязательно проводить обследование пациента. При улучшении состояния, стероиды постепенно снижают, хотя нередко существует необходимость применения их низких доз в течение определенного времени — месяцев или лет. При приеме стероидов следует регулярно контролировать ВГД.

В медицинском центре «Московская Глазная Клиника» все желающие могут пройти обследование на самой современной диагностической аппаратуре, а по результатам – получить консультацию высококлассного специалиста. Мы открыты семь дней в неделю и работаем ежедневно с 9 ч до 21 ч. Наши специалисты помогут выявить причину снижения зрения, и проведут грамотное лечение выявленных патологий. Опытные рефракционные хирурги, детальная диагностика и обследование, а также большой профессиональный опыт наших специалистов позволяют обеспечить максимально благоприятный результат для пациента.

Уточнить стоимость той или иной процедуры, записаться на прием в «Московскую Глазную Клинику» Вы можете по многоканальному телефону 8 (800) 777-38-81 (ежедневно с 9:00 до 21:00, бесплатно для мобильных и регионов РФ) или воспользовавшись формой онлайн-записи.

Реакция организма на пересаженный орган называется отторжением. Очень часто иммунная система вашего организма может пытаться отторгнуть печень в течение первого месяца после трансплантации, как правило, в течение первых 7-10 дней.

У большинства больных в течение этого времени возникает, по крайней мере, один эпизод слабого или умеренного отторжения. Это нормальная для иммунной системы и трансплантированной печени реакция, которая говорит о том, что ваша иммунная система работает. Однако для того, чтобы защитить трансплантированную печень и поддержать её функцию на хорошем уровне, вашу иммунную систему необходимо очень выборочно и дозированно подавить, чтобы отторжение не происходило. Для этого пожизненно используются иммунодепрессанты в различных комбинациях и уменьшающихся со временем дозах.

Отторжение может называться «острым», что означает его быстрое развитие, когда иммунная система пытается разрушить клетки печени. Если же отторжение развивается медленно с течением времени, это называется хроническим отторжением. Лечение хронического отторжения может быть более сложным по сравнению с острым вследствие длительных изменений в ткани печени. Острое отторжение может возникнуть даже на фоне тщательного и регулярного приема препаратов, но скорее всего оно возникнет, если вы пропустили несколько приемов подряд. Хроническое отторжение развивается чаще всего в результате хоть и коротких, но частых пропусков назначенных иммунодепрессантов. В подавляющем большинстве случаев при своевременном выявлении и лечении отторжение полностью обратимо.

Как вы узнаете о том, что пересаженная печень отторгается?

Повреждение печени может вызвать выброс в кровоток нормальных белков печени, или ферментов. Повреждение может быть вызвано отторжением, инфекцией, токсическим воздействием препаратов и другими болезнями печени. Регулярное измерение этих ферментов, т.е. анализы крови, а также наблюдение за характером изменений их результатов, нужно чтобы вовремя заметить проблему и решить её.

Отторжение печени, как правило, диагностируется на основании комплексной оценки анализов. Ваш врач может заподозрить у вас развитие отторжения, если какие-либо из этих значений повышаются по сравнению с нормой. Учитываются также клинические признаки и данные осмотра, ультразвукового исследования (УЗИ) и др.

Каковы симптомы отторжения?

Пока вы находитесь в больнице, врачи Центра трансплантации наблюдают за вашими анализами (в том числе, отражающими функцию печени) ежедневно. Если в течение этого времени у вас разовьется отторжение печени, никаких признаков вы можете не почувствовать, поскольку отторжение было выявлено на раннем этапе на основании анализов крови.

После того как вы покинете стационар, анализы крови и инструментальное обследование будут проводиться менее часто, но регулярно. При развитии отторжения у вас может развиться некоторая слабая симптоматика, хотя чаще всего самочувствие не меняется, по крайней мере, в течение какого-то времени.

К наиболее распространенным ранним признакам отторжения относят следующее:

  • Повышение ферментов печени;
  • Зуд;
  • Желтуха;
  • Боль или болезненность в области правого подреберья;
  • Гриппоподобная симптоматика, в частности, ознобы, тошнота, рвота, диарея, головная боль, головокружение, болезненность в теле, усталость;
  • Лихорадка/высокая температура 37,5° С.

Симптомы, возникающие в более позднее время, могут напоминать те, которые у вас отмечались до трансплантации, и могут включать следующие:

Всегда ли следует беспокоиться на предмет отторжения пересаженной печени?

Риск отторжения уменьшается с течением времени, но оно может произойти в любое время. Внимательное отношение к себе, прием препаратов согласно предписаниям, выполнение анализов крови согласно требованиям, а также регулярные визиты к врачу своего Центра трансплантации помогут снизить риск отторжения. Ключевыми факторами успешного исхода трансплантации является регулярное общение с наблюдающим вас врачом Центра, в котором вам была выполнена трансплантация, а также выполнение рекомендаций по приему препаратов и образу жизни. В настоящее время отторжение успешно лечится, благодаря развитию иммуносупрессии и появлению групп препаратов, направленных на предотвращение отторжения.

Ваши обязанности по наблюдению за собой и снижению риска отторжения:

  • Принимать все препараты строго согласно предписаниям.
  • Всегда иметь с собой запас препаратов.
  • Регулярно приходить на приемы и обследование с целью отслеживания любых изменений в состоянии иммунитета и функции печени.
  • Сдавать кровь на анализы согласно рекомендациям.
  • Проводить наблюдение за результатами анализов крови совместно с врачом трансплантологом.
  • Знать и понимать симптомы и жалобы, характерные для проблем с печенью.
  • Сообщать своему врачу, если появились какие-либо симптомы, не проходящие самостоятельно.
  • Избегать употребления алкоголя, неизвестных препаратов, растительных добавок.

Важно помнить, что в условиях современной высокоэффективной иммуносупрессивной терапии течение отторжения может быть бессимптомным и проявляться только лабораторно: повышением АЛТ, АСТ, билирубина в крови. Поэтому так важно не отклоняться от графика сдачи анализов, назначенного врачом.

С чужим органом в теле: осложнения и их преодоление

После пересадки органа человек ощущает «прилив здоровья». Затем сталкивается с осложнениями: отторжение, онкология, гангрена, диабет. Как просчитать и миминизировать риски трансплантации?

Трансплантация – вторая жизнь

«Меня мучили приступы удушья до того страшного, что я не знала, куда деть себя. В легких застаивалась вода, и развилась сильнейшая пневмония, я не знаю, как я выжила. Постоянные приступы рвоты. Мне бесконечно хотелось пить. А пить нельзя, чтобы не увеличивать нагрузку на сердце», — так описывала свое состояние до пересадки сердца Алла Гриднева.

Ей сделали операцию в 2004 году, после этого Анна вернулась к работе журналиста, вышла замуж, родила ребенка.

Трансплантация — самый эффективный способ лечения терминальных состояний. Ее проводят тогда, когда другие методы не могут сохранить человеку жизнь. Можно сказать, что это последняя надежда для многих пациентов.

«Люди с пересаженными сердцами, почками, печенью, легкими живут практически столько же, сколько и те, кого это миновало. Более того, качество жизни этих пациентов вполне достойное: они работают, заводят семьи, рожают детей», — рассказала Марина Минина, руководитель Московского координационного центра органного донорства ГКБ имени С.П. Боткина.

Предотвратить отторжение

Михаил Каабак, заведующий отделением пересадки почки РНЦХ им. Б.В. Петровского РАМН. Фото с сайта pochka.org

Но пересаженный орган, как и весь организм в целом, требуют особой заботы — дисциплины жизни. Иначе пострансплантационые риски превысят первоначальную пользу.

— Как правило, человек после трансплантации органов испытывает прилив здоровья. Но жизнь человека после трансплантации — это балансирование между отторжением пересаженного органа, то есть недостаточным подавлением иммунитета, и избыточной иммуносупрессией, приводящей к инфекциям и онкологическим заболеваниям», — рассказал Милосердию.ru Михаил Каабак, заведующий отделением пересадки почки РНЦХ им. Б.В. Петровского РАМН.

Отторжение наступает потому, что организм распознает новый орган как «чужой», и иммунная система начинает медленно его разрушать. Признаки отторжения донорского сердца, например, — высокая температура, приступы удушья, боль в груди, повышенная утомляемость, скачки давления, симптомы «простуды».

Чтобы предотвратить потерю органа, пациентам назначают препараты, подавляющие иммунитет. В результате у людей может развиваться пневмония, цитомегаловирусная инфекция, кандидозы, лимфомы, меланомы, карциномы.

— Через 10 лет после трансплантации онкологические заболевания встречаются у 10% пациентов. Это намного выше, чем у популяции в среднем, но и безысходности нет, — отмечает Михаил Каабак.

Не допустить ампутации

Майя Сонина, директор Благотворительного фонда «Кислород». Фото: Павел Смертин

Послеоперационный тромбоз может приводить к гангренам различной тяжести. Майя Сонина, директор Благотворительного фонда «Кислород», рассказала «Милосердию.ru» о двух случаях тромбоза после трансплантации легких, которые привели к ампутации конечностей. Одна женщина лишилась обеих ног до коленных суставов. Сейчас она начала ходить на протезах и учится жить заново.

Другая пациентка потеряла ноги до лодыжек и пальцы рук. Затем у нее началось отторжение трансплантата, открылось легочное кровотечение, и она умерла. Второй случай произошел уже через полгода после операции, что не является типичным. Но, по словам Майи Сониной, в мировой практике и такие ситуации возникали.

После трансплантации сердца у 25-30% пациентов через 5-6 лет развивается ишемия миокарда и различные патологии коронарных артерий (ПКА). ПКА может стать причиной смерти, поскольку болевых ощущений при пересаженном сердце не возникает (оно «денервировано»), и человек не замечает серьезности своего состояния.

Сахарный диабет обнаруживается у 35% пациентов через 2-5 лет после пересадки сердца. Около 2-3% людей, перенесших такую операцию, со временем начинают нуждаться в диализе из-за почечной недостаточности. Кроме того, у них может появиться остеопороз, некроз бедра и другие заболевания опорно-двигательного аппарата, а также неврологические нарушения, эпилепсия, говорится на одном из медицинских сайтов в статье под названием «Трансплантация сердца: взгляд терапевта».

Самый сложный орган — легкие

«Средняя продолжительность работы пересаженной почки, полученной от умершего человека, составляет около 8 лет. Такая же почка, полученная от живого человека, работает около 15 лет. Существуют технологии, которые позволяют эти сроки продлить вдвое. То есть почка, полученная от родственника, может работать в среднем 30 лет», — рассказал Михаил Каабак.

«Наиболее сложный орган – легкие, — продолжил он. — Пятилетнее выживание не превышает 50% для пересаженных легких. Сердце и печень имеют одинаковую, 70% выживаемость, причем для печени нет разницы, получена ли она от живого, или от умершего человека. Это связано с тем, что от умершего человека пересаживают целую печень, а от живого — только часть печени, поврежденную хирургическим путем».

«Пересаженный орган не будет работать бесконечно долго, — предупреждает эксперт. — Все зависит от возрастной категории пациента. У детей утрата функций органа значительно чаще, но продолжительность жизни выше. У людей пожилого возраста происходит ровно наоборот: они умирают чаще, чем теряют орган».

По данным на 2016 год, к концу первого месяца после трансплантации функционируют 97% новых почек, к концу первого года – 93%, через три года – 83%.

После трансплантации сердца большинство пациентов (85–82%) имеют перспективы прожить от 10 до 20 лет. Больше года после трансплантации проживает 88% прооперированных больных, 5 лет – 72%, до 20 и более — 15% пациентов.

42-летний Рупиян Рой пробежал 10 км полумарафона через полтора года после трансплантации сердца, проведенной в индийском госпитале Fortis Malar. Одной из пациенток НИИ им. Склифосовского оставалось жить три дня, когда ей пересадили печень. Через полтора года после операции она родила ребенка.

«Вторая трансплантация – более нудная»

Если отказал трансплантированный орган – это не конец. В России проводят и вторичные пересадки. «Независимо от того, по какой причине погиб первый орган, так или иначе произошла сенсибилизация (повышение чувствительности организма к антигенам, где антиген – вещество, которое организм воспринимает как чужеродное) организма, — объяснил Михаил Каабак. — То есть вторичная пересадка сложнее иммунологически.

А с точки зрения хирургии, почку пересадить второй раз ничуть не сложнее, чем в первый, потому что ее можно пересаживать на сторону, где еще не было операции.

Если же речь идет о печени или о сердце, то хирургические сложности встречаются. То же самое и с легкими, поскольку пересаживать орган нужно на то самое место, где он был до этого, соответственно, хирурги сталкиваются с рубцовыми процессами».

«Мне уже два раза почку пересаживали, — рассказал Милосердию.ru Дмитрий Бабарин,

заместитель председателя Межрегиональной общественной организации инвалидов — нефрологических и трансплантированых пациентов «Новая жизнь». — Вторая трансплантация более нудная получается. Страха такого уже нет, но есть понимание, что эта рутина – восстановление после операции – затянется надолго».

«Чем умнее пациент, тем дольше он проживет»

«Чем умнее пациент, тем дольше он проживет», — заявил ранее в одном из интервью Сергей Готье, директор ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр трансплантологии и искусственных органов имени академика В. И. Шумакова».

«Бывают ситуации, когда люди расслабляются и теряют бдительность, не выполняют назначения врачей, — отметила Майя Сонина. — Они начинают радоваться тому, что после пересадки легких начали дышать самостоятельно, и пускаются, что называется, во все тяжкие. Мы по таким причинам уже теряли пациентов».

«Трансплантация – сложная технология. Когда человек пренебрегает назначениями врача, он нарушает эту технологию, и ресурс, заложенный в пересаженный орган, снижается», — отметил Михаил Каабак.

Как должен вести себя пациент с пересаженной почкой, рассказал Дмитрий Бабарин: «Первое время после трансплантации надо очень сильно ограничивать физическую нагрузку. Строго соблюдать диету. Многие люди начинают «на радостях» есть соленое (продукты, содержащие калий). Но ведь пересаженная почка поддерживается только таблетками, которые не дают организму ее уничтожить, она очень слабая.

Опять же, алкоголь. Тут и свои-то почки не всегда болят, а трансплантат вообще никак не болит, и можно не заметить опасности. Кроме того, после пересадки приходится принимать много лекарств, и идет удар по печени.

В зимний период обязательно надо тепло одеваться. Нельзя много сидеть в поликлиниках, врачи даже советуют носить маску, потому что для трансплантированного пациента любой «чих» опасен из-за иммуносупрессии».

А вот после трансплантации сердца, наоборот, рекомендуются физические нагрузки, чтобы снизить риск набора веса, а в диете главное – сократить употребление продуктов с высоким содержанием жиров.

Однако от пациента зависит далеко не все.

Доступность лекарств снизит риски

«Главная проблема трансплантированных пациентов – доступность лекарств», — отметил Дмитрий Бабарин.

Подбор лекарства – это основа трансплантологии, считает Михаил Каабак. Но реальность такова, что в рамках льготного обеспечения пациенту заменяют один препарат на другой, в зависимости от того, какой имеется в данном регионе. В Москве, например, по словам Майи Сониной, людям с пересаженными легкими зачастую выдают дженерики.

«Даже оригинальные препараты на каждого пациента действуют по-разному, и механически заменять один на другой нельзя. С дженериками все еще сложнее», — подчеркнул Михаил Каабак.

Неслучайно Европейское трансплантологическое общество (ESOT) ранее высказалось за то, чтобы перевод пациента с одного препарата на другой проводился только трансплантологом, так как при замене лекарства необходимо пересматривать все дозировки. В большинстве европейских стран пациенты с пересаженными органами имеют возможность получать одно и то же лекарство пожизненно.

Другая проблема пациентов – неразвитость инфраструктуры. Например, в Москве половину анализов надо делать в одном месте, одну треть анализов — в другом месте, четверть – еще где-нибудь, а одну десятую часть — за свой счет в частных лабораториях. За одним препаратом нужно ехать в одну поликлинику, за другим – в другую, а третий и четвертый искать в аптеках.

«К примеру, пациентам после пересадки почки приходится, помимо клинического и биохимического анализа крови, регулярно сдавать анализы на концентрацию лекарств, антитела, вирусы ПЦР, гепатиты (HBV, HCV), поствакцинальный иммунитет (анти-HBs-антитела, антитела против кори, краснухи, паротита и т.д.), коагулограмму и др. Кроме того, необходимы регулярные анализы мочи и УЗИ трансплантата каждые три месяца.

Для человека, который ведет обычную жизнь, работает, учится, да еще и пробки в Москве, выполнение этих рекомендаций представляет огромную трудность», — отметил Михаил Каабак.

Почему вредно снижать группу инвалидности после пересадки

«Многим пациентам после трансплантации медико-социальная экспертиза пытается снизить группу инвалидности, — рассказал Дмитрий Бабарин. — Они считают, что после пересадки почки человек становится здоровым. Но это не новая почка, человек постоянно пьет таблетки, чтобы трансплантат работал.

А при снижении группы инвалидности урезается и объем медицинской помощи. Например, в случае осложнения человек не сможет ходить. Инвалид первой группы получит бесплатно от государства инвалидную коляску, и ему будет легче передвигаться, а со второй и третьей группой это очень сложно. То же самое и с лекарственным обеспечением.

Даже при вызове скорой инвалидность имеет значение.

Я по себе помню, если при вызове «скорой» просто сказать, что высокая температура, — это одно. А если добавить: «У меня трансплантат, я инвалид первой группы», — то скорая приезжает сразу же».

«Состояние после трансплантации органов и тканей – тяжелое заболевание, которое нуждается, по сути, в паллиативном лечении. Пересадка легких продлевает жизнь, но это не означает, что человек выздоровел», — подчеркнула Майя Сонина.

— Трансплантация – не панацея. Это серьезное, высокотехнологическое лечение, которое улучшает прогноз, продлевает жизнь, но при определенных условиях. Перед ним человек должен просчитать все риски, не стесняясь расспрашивать врачей».

Первую в мире пересадку сердца сделал в 1967 году Кристиан Бернард в ЮАР. В России такую операцию впервые провел в 1987 году Валерий Шумаков. В 2016 году НМИЦ трансплантологии и искусственных органов сделал 132 пересадки сердца, благодаря чему вышел на первое место в мире.

Первая успешная пересадка почки состоялась в 1954 году, печени – в 1956, а легкого – в 1963 году. Сейчас трансплантация органов превратилась в достаточно рутинный и хорошо изученный метод лечения сложных заболеваний. Она спасает сотни жизней взрослых и детей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *