Кандинского клерамбо синдром

Синдром Кандинского-Клерамбо: причины, симптомы, диагностика, лечение

Синдром Кандинского-Клерамбо — серьезное заболевание психики, характеризующееся патологическими изменениями в эмоциональной и сенсорной сфере, нарушениями двигательных и мыслительных процессов. Острые навязчивые состояния составляют основу данного синдрома. Больные думает, что на их сознание воздействуют посторонние силы самыми разнообразными способами: с помощью гипноза, порчи, сглаза, инопланетных вмешательств. Подобное воздействие приносит больному вред. В крайне редких случаях оно направлено на перевоспитание, укрепление воли, подготовку к будущему.

Впервые симптоматику синдрома Кандинского-Клерамбо описал русский психиатр В.Кандинский. Спустя 40 лет в психиатрии появилась более подробная информация о патологии. Психиатр из Франции М. Клерамбо, страдавший шизофренией, рассказал о своих симптомах.

Патология проявляется бредом, галлюцинациями, отчужденностью, «сделанностью» движений, неестественным поведением и странными поступками. Больные уверены, что на их тело и разум постоянно воздействуют посторонние люди. Они управляют мыслями и поступками, вынуждая полностью подчиняться. Лица с синдромом Кандинского-Клерамбо утрачивают собственное «Я», становятся беспомощными, теряют над собой контроль, перестают выполнять повседневные дела и элементарные обязанности.

Виды психических автоматизмов:

  • Ассоциативный или идеаторный вид проявляется бесконечным потоком мыслей, их наплывом, похищением, «чтением» мыслей посторонними людьми. В основе данного типа автоматизма лежит невербальное общение с несуществующими личностями, чаще с обидчиками. Больные считают, что их идеи крадут, а чужие мысли навязывают. Окружающие люди, по их мнению, знают, о чем они думают.
  • Сенестопатический или сенсорный вид проявляется «сделанным настроением», беспричинной радостью, злобой, печалью, страхом, восторгом. У больных возникают внутри неприятные, тягостные или болезненные чувства: давление, распирание, натяжение, жжение, пульсация, охлаждение. Половое возбуждение, извращенный аппетит, обоняние и вкус, нарушение дефекации — основные проявления сенсорного автоматизма.
  • Двигательный вид проявляется психомоторными галлюцинациями. Больных не покидает уверенность в постоянном внешнем воздействии на их движения и поступки. Их жесты и мимика становятся ненужными и непроизвольными, часто возникает ступор. Все движения от поворота головы до подъема руки подчиняются чужой воле. Прерывистая речь обусловлена определенными трудностями с открытием рта и движениями языка. Даже моргание глаз доставляет больным много проблем.

Синдром Кандинского—Клерамбо может возникнуть в любом возрасте. У детей по вечерам появляются зрительные галлюцинации и нескончаемый поток мыслей. У юношей патология проявляется всеми тремя компонентами. В учебниках по психиатрии особое внимание обращено на идеаторный компонент, который является преобладающим. У взрослых лиц возникают все компоненты автоматизма с полным набором характеризующих их симптомов.

Этиология

Синдром психического автоматизма — проявление целого ряда заболеваний:

  1. шизофрения,
  2. психозы различного происхождения,
  3. эпилепсия,
  4. острая инфекция и интоксикация,
  5. отравление амфетаминами, метамфетаминами, кокаином и прочими психостимуляторами,
  6. наркомания,
  7. травмы головы,
  8. новообразования в головном мозге,
  9. нарушение мозгового кровообращения,
  10. алкоголизм,
  11. болезнь Вильсона,
  12. длительное переутомление или хронический стресс.

Под воздействием негативных факторов на психику включаются защитные механизмы, проявляющиеся в виде автоматизмов. Чаще всего развивается сенсорный автоматизм. Для оправдания травмирующего события больной трактует их как результат внешнего воздействия. У больных возникает бред, галлюцинации и прочие признаки.

Клиническая картина

Симптомами заболевания являются: навязчивая боль, галлюцинации, насильственное произношение слов и фраз. Телом и мыслями пациентов кто-то управляет. Больные ощущают различные явления, вплоть до жжения всего тела и “переливания жидкости внутри”.

Острое течение патологии характеризуется ярким проявлением чувств. Пациенты становятся чрезмерно разговорчивыми, активными, часто агрессивными и раздражительными. У них возникают бредовые фантазии, жалобы становятся фрагментарными и парадоксальными. Во время приступов больные проявляют чрезмерную настороженность и подозрительность, боятся всех и часто паникуют. Острый период длится два-три месяца. Больные выпадают из нормального ритма жизни, они полностью поглощены бредом.

Хроническое течение патологии отличается длительным и медленным развитием. Признаки ассоциативного автоматизма сменяются симптомами сенсорного или моторного автоматизма. Основные симптомы становятся размытыми и трудно диагностируемыми.

Резкие перепады настроения заставляют больного поверить в то, что его эмоции «деланные». Своевременное лечение патологии у психотерапевта и прием седативных препаратов позволяют остановить дальнейшее развитие патологического процесса. Если следующая стадия все-таки наступает, появляются моторные, ассоциативные или сенсорные самоощущения. Больные замыкаются в себе и уже не скрывают своей подчиненности «посторонним силам». В этом случае прогноз заболевания крайне неблагоприятный.

Клинические признаки моторного автоматизма:

  • мимолетные периоды неподвижности,
  • скованность движений,
  • невнятная речь,
  • неестественная мимика и жесты,
  • измененная походка,
  • оскорбление окружающих,
  • воздействие посторонних лиц на поведение больных,
  • непроизвольно-двигательные порывы к действию,
  • импульсивно-подобные жесты,
  • совершение двигательных актов «без участия» больных.

Симптомы ассоциативного автоматизма:

  1. слуховые галлюцинации,
  2. спонтанное возникновение «параллельных» и «пересекающихся» мыслей,
  3. безостановочное течение мыслей и зрительных представлений — ментизм,
  4. потеря контроля над своими действиями и чувствами,
  5. «эхо мыслей» – мысли и сокровенные желания больных становятся известными посторонним,
  6. возникновение «телепатических» и «гипнотических» контактов,
  7. «шелест» и «шорох мыслей» превращается в шепот и начинает звучать,
  8. бред преследования и влияние извне.

Сенсорный автоматизм проявляется симптомами псевдогаллюцинаторного характера. При этом больные жалуются на:

  • беспричинную боль,
  • чувство покалывания, жжения, распирания, сдавления,
  • вычурные и трудноописуемые ощущения – сенестопатии,
  • сдавление головного мозга или желудка,
  • «трепетание» сердца,
  • удушье,
  • парестении конечностей,
  • изменение вкусовых и обонятельных пристрастий.

Видео: примеры опроса пациентов с синдромом Кандинского-Клерамбо

Лечение

Лечение больных с синдромом Кандинского-Клерамбо комплексное. Оно заключается в проведении медикаментозной терапии, психотерапии, восстановительных мероприятий. Если синдром возникает при шизофрении или психозах, больных госпитализируют в психоневрологию.

Психотропные препараты:

  1. Нейролептики, тормозящие нервные процессы в ЦНС – «Аминазин», «Сонапакс», «Лепонекс».
  2. Антидепрессанты, способствующие выработке веществ, улучшающих настроение – «Амитриптилин», «Прозак», «Имипрамин».
  3. Транквилизаторы, купирующие тревогу, страх, беспокойство и астению, а также нормализующие сон – «Феназепам», «Клозепид», «Амизил».
  4. Успокоительные препараты растительного происхождения – «Новопассит», «Персен», «Седасен».

Кроме лекарственной терапии больным рекомендуют психотерапию. Кахексичным больным назначают пивные дрожжи, препараты железа, витамины и прочие общеукрепляющие средства. Регулярное посещение психотерапевта сочетают с занятиями ЛФК и строгим соблюдением диеты, ограничивающей медьсодержащие продукты. Длительные пешие прогулки и плавание рекомендованы всем больным. Утренняя зарядка, закаливающие процедуры, борьба с вредными привычками помогают отсрочить или предотвратить рецидив патологии. Спокойная обстановка в семье, внимание родственников и поддержка друзей необходимы пациентам с параноидный синдромом Кандинского-Клерамбо.

Народное лечение:

  • Настойка корня пиона обладает выраженным успокоительным действием на организм больного.
  • Отвар чабреца, хмеля, душицы и мяты снимает нервное напряжение и спасает от бессонницы.
  • Резеду душистую настаивают на растительном масле и втирают в виски.
  • Настой из листьев ежевики и шишек хмеля укрепляет нервную систему.
  • Белена, дурман и красавка положительно влияют на психоэмоциональное состояние человека.

Синдром Кандинского-Клерамбо – сложное и тяжелое заболевание. Своевременная диагностика и адекватное лечение острой формы патологии позволяют больным полностью восстановиться и делают прогноз заболевания благоприятным. В таких случаях болезнь претерпевает обратное развитие и заканчивается выздоровлением. Хроническая форма склонна к длительному прогрессированию, осложнению клинической картины и деградации личности.

Психические автоматизмы

Психические автоматизмы — ощущение отчуждения, внешнего воздействия на мысли. Одна из разновидностей эндогенного психического расстройства. Включает в себя псевдогаллюцинации, бредовые идеи воздействия психического и физического характера, чувство отчуждённости, неестественности, «сделанности» собственных движений, поступков и мышления.

Продолжение — Ощущение, что кто-то другой может управлять Вашими мыслями.

Ощущение того, что Вашими мыслями, эмоциями, движениями могут управлять или как-либо воздействовать является частым симптомом нарушений работы нервной системы, одна из форм проявления психических автоматизмов.

Такие нарушения могут быть как временными и обратимыми, не требующими специальной медицинской помощи (доброкачественными), таки могут быть и проявлениями тяжелых психических расстройств и нарушений поведения, при которых необходима срочная психиатрическая помощь.

Виды психических автоматизмов

Идеаторный (ассоциативный) психический автоматизм

Идеаторный (ассоциативный) психический автоматизм — ощущение «вкладывания» чужих мыслей, ощущение открытости мыслей (ощущение, что мысли известны окружающим), ощущения звучания собственных мыслей, хищения мыслей. Характерно ощущение, что эмоции человек испытывает не самостоятельно, а под влиянием сторонней силы.

Сенестопатический психический автоматизм

Сенестопатический психический автоматизм — проявление сенестопатий, висцеральных галлюцинаций и псевдогаллюцинаций, «под влиянием чужого воздействия» (аппаратов, пришельцев, соседей, магиии, колдовства и др.).

Моторный психический автоматизм

Моторный (кинестетический) психический автоматизм — ощущения, что любые движения осуществляются не по его собственной воле, а под влиянием стороннего воздействия. Проявление речедвигательных псевдогаллюцинаций — ощущения, что слова, которые он говорит, произносятся помимо его воли, под влиянием «внешнего воздействия».

Формы психических автоматизмов

В легких случаях испытывающий эти состояния человек может воспринимать такие воздействия как чуждые, болезненные и тяготиться этим, иногда даже пытаться бороться с этим, искать помощи у психологов и (или) докторов психиатров и психотерапевтов.

В тяжелых случаях (как правило, при психических расстройствах, протекающих с нарушениями мышления) заболевший утрачивает способность относиться к таким переживаниям с критикой и у него может формироваться убеждение, что существуют внешние силы (люди, организации, устройства), которые специально наводят мысли, забирают, вкладывают мысли. В таких случаях близким очень трудно организовать консультацию психиатра, так как сам болеющий не чувствует, что заболел, а на попытки родных или окружающих отвести его к доктору может реагировать агрессивно.

Происхождение ощущений, что посторонние силы могут управлять Вашими мыслями, до конца не изучено.

Еще в конце 19 века немецкий психиатр Вернике был убежден, что подобные ощущения развивались вследствие раздражения определенных участков коры головного мозга.

Позже, великий отечественный ученый И.П.Павлов, отталкиваясь от большого количества опытного материала, сделал заключение, что многие нарушения высших психических функций (в том числе и изменения качества мыслей) могут быть следствием неполного торможения коры головного мозга и сохраняющихся очагов возбуждения.

Большинство ученых нейрофизиологов и психиатров в настоящее время склоняются к тому, что такие чувства имеют биологическую почву в виде нарушения взаимодействия нейронов. Большинство колдунов, целителей, ясновидящих и других представителей ненаучной парадигмы видят в этом феномене следствие внешнего воздействия на человека (сглаз, порча, телепатическое воздействие и т.д.), но традиционная академическая наука полностью отрицает такое объяснение.

Синдром психического автоматизма

Отдельно следует описать синдром психического автоматизма, который является проявлением грубого нарушения ассоциативных процессов при тяжело протекающем шизофреническом психозе.

При синдроме психического автоматизма заболевшие чувствуют, что все явления психики (мысли, память, эмоции, ощущения) чужды им, и они как – бы навязаны извне, «сделаны внешним воздействием», искусственно кем – то или чем – то делаются и управляются.

В таких случаях внушенные или наведенные со стороны мысли могут восприниматься больным как «особые голоса внутри головы», которые, как кажется, могут быть слышимыми даже окружающими. Врачи психиатры называют такие состояния синдромом психического автоматизма Кандинского–Клерамбо, и считают такие состояния специфичными для шизофрении. Такие больные разубеждению, отвлечению не поддаются, поэтому для лечения не редко приходится прибегать и различным хитростям или, в тяжелых бредовых состояниях, к не добровольной госпитализации через суды.

В настоящее время существует только два способа помощи при синдроме Кандинского–Клерамбо:

— медикаментозная терапия нейролептиками и

— шоковые методы лечения (электро судорожная терапия, инсулинотерапия, атропиновая терапия).

Проявление психических автоматизмов

1. Ощущения, что кто-то другой может управлять Вашими мыслями, действиями и ощущениями человек может испытывать при отравлениях психостимуляторами (амфетаминами, метамфетаминами, кокаином и другими). Кроме нарушений мышления в таких состояниях развивается бессонница, ускоряется речь, появляются импульсивные действия и агрессивное поведения. Как правило, после того как интоксикация психостимуляторами заканчивается, наступает крепкий и продолжительный сон, после которого ощущения открытости мыслей и того что ими могут управлять проходит.

2. При тяжело протекающем алкоголизме, переходящем из второй стадии в третью, на фоне отказа от алкоголя, после периода бессонницы развиваются особый вид психозов – алкогольный делирий (в народе – «белая горячка»). Описаны такие виды делириев, при котором при относительно не помраченном сознании заболевший испытывает наплывы ощущений, что кто-то другой может управлять Вашими мыслями.

4. Причиной ощущений управления другими Вашими мыслями (помимо отравления алкоголем и продуктами его полураспада (ацетальдегид, кетоновые тела и др.), является предрасположенность к эндогенным заболеваниям в виде особой организации высших психических функций. Исход таких психозов разный: от благоприятного с полным обратным развитием симптомов и восстановлением мышления, до неблагоприятного с развитием прогрессирующего эндогенного заболевания с нарастанием нарушений мышления.

5. Следует отметить, что состояния, при которых появляются ощущения, что кто-то другой может управлять Вашими мыслями, могут испытывать и здоровые люди в периоды переутомления или длительно текущего стресса.

В таких случаях, кроме ощущений управления мыслями нарушается сон (затрудняется засыпание, появляются частые и ранние пробуждения).

В случаях переутомления ощущение, что кто-то другой может управлять Вашими мыслями, чаще всего не постоянны, не четко выражены и после отдыха с длительным и глубоким сном прекращаются полностью.

Следует подчеркнуть, что ощущение, что кто-то другой может управлять Вашими мыслями – серьезное основание для посещения врача психиатра или врача психотерапевта для того чтобы убедиться, что нет заболевания или если, все – таки, признаки расстройства будут выявлены, можно будет начать адекватное лечения, которое требует срочной медицинской помощи.

Назад к первой странице — Ощущение, что кто-то другой может управлять Вашими мыслями.

Лечение психических автоматизмов

Навязчивые идеаторные состояния (обсессии)

… «непрошенные мысли».
Навязчивые расстройства, наряду с депрессивными и астеническими состояниями, рассматриваются в качестве «универсального проявления» патологии непсихотического уровня. Для обозначения навязчивых явлений (в специальной литературе) наиболее часто используется термин «обсессии» (навязчивости), причем с целью исключения разночтений при использовании специальной терминологии под обсссесиями следует понимать только лишь навязчивые явления в идеаторной сфере – навязчивые мысли, а навязчивые действия следует обозначать термином «компульсии». Рассмотрим облигатные и факультативные признаки навязчивостей, поскольку их знание необходимо для квалификации такого психопатологического феномена, как навязчивости, при котором обязательно одновременное наличие всех облигатных диагностических признаков, а для некоторых клинических вариантов навязчивостей и факультативных признаков.
Облигатные признаки навязчивостей: «непроизвольность возникновения», что следует интерпретировать, как возникновение навязчивостей помимо и вопреки воле больного, «вторжение в сознание образов, мыслей, воспоминаний, вопросов», не имеющие никакого отношения к содержанию его мышления в это время; также облигатным признаком навязчивости является «непреодолимый характер навязчивости», то есть невозможность освобождения от навязчивых переживаний усилием воли; несмотря на все попытки, больным не удается подавить, прогнать навязчивые мысли и страхи, что обусловлено, во-первых, отсутствием у навязчивых мыслей связей с другими компонентами ассоциативного процесса и, во-вторых, высокой степенью аффективной насыщенности навязчивых мыслей; следующим облигатным признаком навязчивостей является «чуждость сознанию», которая возникает вследствие непроизвольности и непреодолимости навязчивостей; навязчивости представляются больному беспочвенными, бессмысленными, абсолютно или относительно непонятными; наличие «критического отношения» является четвертым облигатным признаком навязчивостей; больные всегда осознают неадекватность и абсурдность своих переживаний; следует отметить, что наличие критического отношения является основным признаком, разграничивающим навязчивые идеи от сверхценных и бредовых идей.
Факультативные признаки навязчивостей: одним из факультативных признаков навязчивостей является «борьба с навязчивостями», которая выражается в постоянной потребности бороться с болезненными нарушениями, в виде навязчивых мыслей и переживаний, причем попытки преодолеть навязчивость, как правило, оказываются неудачными, чем чаще всего и объясняется субъективная тягостность навязчивостей; также факультативным признаком навязчивостей является «постоянство и определенность фабулы болезненных переживаний», в котором заключается отличие навязчивостей от других нарушений тревожного ряда, при которых содержание идеаторного компонента тревоги изменчиво, а в некоторых случаях и неопределенно (однако из этого правила существуют исключения и в динамике болезни может наблюдаться видоизменение фабулы навязчивых переживаний); и наконец, факультативным признаком навязчивостей является «рецидивирование с актуализацией в относительно специфичных ситуациях» (например, ситуации публичного выступления, общения со значимыми лицами, выполнение привычных действий и профессиональных обязанностей в присутствии посторонних).
Навязчивые мысли имеют много общих черт с навязчивыми страхами (фобиями), но во многом и различаются. Все эти состояния ограничивают свободу больного, но он всегда осознает, что тягостные мысли, ритуальные действия и неоправданные страхи берут начало в нем самом и лишены всякого смысла. Однако подавить их больной самостоятельно не может, а попытки избавиться от них только усиливают тревогу. Резкая тревога может возникать и в начале курса поведенческой психотерапии, но если заболевание не зашло слишком далеко, то она постепенно уменьшается. В отличие от навязчивых мыслей, при простых фобиях (навязчивых страхах, связанных с конкретными объектами или ситуациями) больной не испытывает явной тревоги или дискомфорта, если не сталкивается с устрашающим объектом. Поэтому простые фобии обычно не причиняют повседневного беспокойства, так как психотравмирующих ситуаций удается избегать. При простых фобиях, как правило, эффективна психическая десенсибилизация в сочетании с психической релаксацией. При социофобии побороть тревогу не так просто, поскольку она всегда возникает в присутствии других людей (больной боится, что все станут наблюдать за ним, осуждать его, что он будет постоянно стесняться или совершит какие-то смешные и нелепые поступки). Но и в этом случае субъективные переживания и снижение трудоспособности редко бывают столь выраженными, как при неврозе навязчивых состояний.
Клинико-психопатологическая дифференциация аффективных и идеаторных навязчивостей. Ааффективные навязчивости (фобии): (1) при аффективных навязчивостях (фобиях) фабула болезненных переживаний постоянна; (2) чуждость сознанию утрачивается на высоте страха; (3) критическое отношение к навязчивому страху временно утрачивается при столкновении с фобическим стимулом; (4) актуализация аффективной навязчивости (фобии) происходит при столкновении с фобическим объектом или ситуацией, имеется кондициональность навязчивых страхов; (5) основной формой защитного поведения является поведение избегания; (6) имеется значительная выраженность вегетативного компонента; (7) субъективное переживание аффективных навязчивостей (фобий) имеет такую характеристику, как «пассивное переживание». Идеаторные навязчивости (обсессии): (1) при идеаторных навязчивостях (обсессиях) фабула болезненных переживаний вариабельна; (2) чуждость сознанию сохраняется постоянно; (3) критическое отношение к навязчивому страху сохраняется постоянно; (4) актуализация идеаторной навязчивости (обсессии) – отсутствие кондициональности; (5) поведение избегания при идеаторной навязчивости не характерно; (6) минимальная выраженность вегетативного компонента; (7) субъективное переживание аффективных навязчивостей (фобий) имеет такую характеристику, как «активное переживание».
Принципы терапии. Лечение следует начинать с объяснения симптомов и, при необходимости, с убеждения, что эти симптомы вовсе не являются ранним признаком «сумасшествия» (что обычно беспокоит пациентов с обсессиями). Для лечения больных обсессивным расстройством применяют две группы лекарственных средств: анксиолитики и антидепрессанты. Анксиолитики дают некоторое кратковременное симптоматическое облегчение, но их не следует назначать на срок более нескольких недель единовременно. Если необходимо лечение анксиолитиками более 1-2 месяцев, вместо них можно использовать небольшие дозы трициклического антидепрессанта (например, кломипрамин) или антипсихотического средства. Специфические ингибиторы захвата серотонина (СИЗС), такие как флуоксетин и флувоксамин, также эффективны для снижения симптомов обсессии. Они могут быть не менее эффективны, чем кломипрамин, но имеют меньше побочных эффектов. Психотерапия: по сравнению с больными, которым назначаются только лекарственные средства, у пациентов, лечение которых проводится с использованием психотерапии, наступает гораздо более значительное и устойчивое улучшение состояния. Для лечения больных обсессивно-компульсивным расстройством предпочтительны поведенческая и когнитивная психотерапия.

Психический автоматизм

Синдром психического автоматизма или галлюцинаторно-параноидный синдром (синдром Кандинского-Клерамбо) отличается достаточной определенностью и, по-видимому, является одним из немногих синдромов, достаточно специфичных для шизофрении.

Этот синдром впервые описал русский психиатр В.Х. Кандинский в 1888 г.

В литературе, посвященной психиатрии, также встречается описание так называемого симптома Кандинского, выражающегося в приступообразной головной боли с ощущением изменения «почвы под ногами», изменения положения в пространстве, чувстве невесомости. Симптом Кандинского можно обнаружить на начальном этапе развития шизофрении, особенно во время первого эпизода психоза, где он нередко сочетается с феноменом «остановки мыслей». В возникновении симптома Кандинского, по-видимому, существенную роль играют расстройства вегетативной нервной симстемы и вестибулярные нарушения (Стойменов Й.А. с соавт., 2003).

Достаточно подробно спустя почти сорок лет после В.Х. Кандинского «синдром S» изучил G. Clerambo (1927), основываясь на собственных наблюдениях и описаниях других психиатров, включая В.Х. Кандинского.

G. Clerambo (1942) полагал, что синдром психического автоматизма характерен для шизофрении.

Одни психиатры и сегодня уверены, что психический автоматизм даже более типичен для этого заболевания, чем первичные или негативные симптомы. Это нашло отражение в диагностических критериях международной классификации болезней (МКБ —10), другие полагают, что он может встречаться при некоторых органических и интоксикационных психозах. Последнее предположение,на наш взляд, обусловлено нечеткостью границ шизофрении, размытостью ее нозологических очертаний, а возможно, и фрагментарностью, неспецифичностью патологического процесса, обозначаемого термином «шизофрения».

При проявлениях психического автоматизма необходимо обратиться к психиатру

В начальном периоде формирования синдрома личность больного подчинена переживаниям, имеющим аморфную структуру. Однако в этой структуре можно разглядеть определенные психопатологические симптомы, которые образуют синдром психического автоматизма.

По мнению большинства французских психиатров, в синдром психического автоматизма входят сенсорные или сенситивные симптомы (галлюцинации или «комментирующие голоса», «голоса в форме диалога»), моторные изменения (двигательные, идеомоторные автоматизмы), волевые, аффективные и высшие (нарушения «Я») автоматизмы.

В настоящее время синдром психического автоматизма характеризуется тремя компонентами: идеаторным («внушение мыслей», «извлечение мыслей», «открытость мыслей» и пр.), включающим в себя как псевдогаллюцинации, так и близкие к ним психопатологические феномены (галлюцинации Байарже); сенсорным или чувственным, проявляющимся насильственным переживанием чуждых личности эмоций или более грубыми сенсорными переживаниями в виде сенестопатий и соматических галлюцинаций; двигательным или моторным вариантом с насильственными, нередко навязчивыми действиями.

В справочнике практического врача А.Г. Гофман и П.А. Понизовский (2006), также как и большинство отечественных психиатров, включают в галлюцинаторно-параноидный синдром психические автоматизмы, псевдогаллюцинации, бред преследования и воздействия.

Идеаторные (ассоциативные) автоматизмы обычно касаются изменения процессов мышления и памяти, сопровождаясь чувством отчуждения и насильственности. Пациенты часто характеризуют эти переживания, как «наплывы (ментизмы), остановки (шперрунги), вкладывание и чтение мыслей», «разматывание воспоминаний» (больного насильственно заставляют вспоминать различные события из прошлого), «заполнение образами». «Эхо собственных мыслей», их отнятие, предугадывание, вкладывание — и все это проявления синдрома психического автоматизма. С больным как бы происходит «чудесная перемена», которую нередко он принимает с восхищением и удивлением или тревогой и страхом, чувством растерянности и недоумения.

К идеаторным автоматизмам некоторые психиатры относят и «сделанные чувства».

Важно подчеркнуть, что симптомы идеаторного автоматизма облечены в стержневое ощущение того, что они «сделаны». У больного возникает переживание чуждости собственного мышления: «мысли открыты для других, известны окружающим», «люди похищают идеи», «вкладывают свои мысли». Эта точка зрения находит подтверждение в поведении и высказываниях окружающих лиц, в «повторении мыслей вслух», «звучании собственных мыслей». В ряде случаев пациенты говорят о «сделанных сновидениях», которым они придают важное значение.

Сенсорные или сенестопатические автоматизмы характеризуются различными тягостными телесными ощущениями, которые больные интерпретируют как вызванные специально. Подобные ощущения могут иметь ту или иную локализацию, при этом часто бывая достаточно вычурными сенестопатиями («переливы», «задержки», «выкручивания», «разжижения» и др.). «Сделанными» могут оказаться и болевые ощущения, парестезии, алгии. Сенсорный автоматизм может вырастать из ипохондрического бреда или, напротив, формироваться на основе бредовых убеждений. Для женщин, больных шизофренией, достаточно типичны сенсорные автоматизмы, локализованные в области гениталий.

Кинестетический или моторный автоматизм проявляется уверенностью пациентов, что их движения, включая сложные двигательные акты, навязаны извне, отчуждены.

К «речедвигательным автоматизмам» относят феномены насильственной речи («речедвигательные галлюцинации») (Seglas J., 1888), письма, кинестетические, вербальные и графические галлюцинации.

В динамике развития синдрома вслед за идеаторными следуют сенестопатические и кинестетические автоматизмы (Гофман А.Г., Понизовский П.А., 2006).

Синдром психического автоматизма, по словам А.М. Халецкого (1962) характеризуется особой утратой инициативы, при этом «Я» больного как бы «вписано маленьким кружком в большой круг новой паразитической личности», в ситуацию всеобщего символического значения.

Детальное изучение синдрома психического автоматизма показало, что его сопровождает особое переживание открытости, чувство внутреннего изменения, обновления, обогащения, нового познания и даже предназначения, феномены присвоения и отчуждения.

Для синдрома психического автоматизма характерно ощущение «пассивности», когда больным кажется, что их мысли, эмоции, действия вызваны не ими самими, а навязаны извне. Больной уверен, что на него различными способами оказывают воздействие. Здесь можно говорить о нарушение способности отождествлять свои собственные действия.

Синдром психического автоматизма может оставаться периферическим по отношению к «Я», к чувству собственной активности и может быть тотальным, когда больной все свои чувства, мысли, движения считает принадлежащим, другому существу.

При шизофрении во многих психопатологических образованиях (бред, навязчивые состояния, псевдогаллюцинации и др.) можно обнаружить признаки психического автоматизма.

Некоторые отечественные психиатры выделяют отдельные варианты синдрома: бредовой вариант галлюцинаторно-параноидного синдрома с доминированием в клинической картине бреда воздействия, галлюцианторный-преобладание псевдогаллюцинаций, инвертированный вариант, характеризующийся убежденностью больных в своей способности читать мысли окружающих, внушать им свои мысли, изменять их поведение, оказывать влияние на различные события и объекты.

Галлюцинаторно-параноидный синдром может быть в структуре острого эпизода шизофрении, в этом случае характеризуясь чувственным бредом преследования, аффектами страха и растерянности, нередко включая в себя псевдогаллюцинации и рудиментарно выраженные симптомы кататонии. Хронический галлюцинаторно-параноидный синдром несет в себе тенденцию к систематизации бреда, при этом яркие аффективные переживания блекнут и могут отсутствовать. По мере течения шизофрении возможен перенос собственных переживаний пациентов на окружающих и инверсия бреда: больной уже сам воздействует на окружающих, «вкладывает им мысли».

Вернуться к Содержанию

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *